Imago hominis (conlaich) wrote,
Imago hominis
conlaich

Categories:

Осетинское среднегорье: часть первая - Урсдон, Дагом и Донисар





От Владикавказа до точки назначения - старого села Зинцар в долине реки Ардон, откуда нам предстоит идти до Кармадонского ущелья - путь не слишком долгий. Без остановок, впрочем, проехать по трассе не получится - уважающий себя осетин-водитель, тем более, если он везет туристов, не позволит себе просто так миновать село Тамиск со статуей святого Георгия-Уастырджи, вырастающей из скального карниза у дороги. Но с христианством у Уастырджи общего - только имя. Если канонический Георгий Победоносец молод, Уастырджи изображается воином с седой бородой - так и мерещится, что конь под ним восьминогий. По сути, мы имеем дело с древним мужским божеством, покровителем воинов и путников, с культом которого связано, вдобавок, много архаических запретов. Например, женщинам запрещалось называть его по имени, и им приходилось использовать особое прозвище.




Статуя в Тамиске, даром, что сооруженная в позднесоветское время, маркирует старое святое место - Ныхасы Уастырджи. И, надо сказать, даже вполне "городские" осетины выходят здесь из машины, чтобы попросить доброй дороги, оставить маленькое подношение и - иногда - выпить сто грамм.

Наконец, Зинцар - селение на сотню человек, есть даже библиотека, впрочем, работает она или нет, неясно, и магазин, к нашему приходу прочно закрытый на замок. Здесь не задерживаемся - и ищем дорогу, идущую вдоль хребта на восток.



Ущелья осетинского среднегорья защищены, и одновременно зажаты Скалистым хребтом с севера и Большим Кавказом с юга.

И врагам, будь то ордынцы, тимуровские войска или крымцы, ничего не оставалось, как пробираться в них через несколько проходов, ощетинившихся крепостями и сторожевыми башнями. Лишь в XIX веке ущелья стали пустеть - горцы потянулись на равнинные, более плодородные земли. Некогда знаменитые древние селения опустели. И сейчас здесь, в горах, у приезжего есть редкий шанс  - почуствовать то же, что ощущали путешественники века девятнадцатого. Древности, в изобилии рассыпанные вокруг, пока еще не превращены в "объекты культурного наследия" и живут своей странной и независимой жизнью, а в горах, кажется, все еще живут их духи-хранители, дзуары. Оборотная сторона этого - лишенные надзора, средневековые постройки разрушаются и зарастают травой. Многие древние селения и вовсе пропали с карт.



...Через некоторое время дорога приводит к древнему селу Урсдон, древнее село, над которым, прямо на почти вертикальных склонах горы Кариу-хох, угнездились остатки когда-то мощной средневековой "висячей" крепости.





 В самом Урсдоне сейчас осталось четыре двора: сказались и несколько волн переселений на равнину, и послевоенное "укрупнение" сел. В комменты к прошлой записи о поездке мне скинули цепляющий фильм об одном из последних местных стариков, упрямо отказывающемся съезжать отсюда на равнину. Рекомендую, потратьте двадцать минут - Урсдон: территория одиночества from Mariya Kozlova on Vimeo.



На склонах - искусственные террасы. Когда-то здесь были поля. Сейчас их уже не засеивают - некому.


Склеп-дзаппадз на холме

Стоянку решаем сделать за селом Дагом.




Дагом - не просто село. В прошлом здесь находилось одно из важнейших мест в этих краях, "осетинский Страсбург" - самый авторитетный во всех североосетинских обществах от Дигории до Тагаурии суд. Про него говорилось, что если дело не решится здесь - то на небе тоже не решится. Сейчас в Дагоме остался, кажется, один единственный жилой двор и руины семи фамильных башен.



Ставим палатку, бросаем в реку остывать припасенную из Москвы бутыль шампанского вина. Быстро, как всегда на юге, наваливается кавказская ночь со звездами. Боже, здорово-то как.
Наутро к стоянке пришли двое местных.



"Вы откуда, ребята, не с перевала? А то недавно тоже смотрим, спускается кто-то ночью, фонариками светят. Ну думаем: "грузины, диверсанты, ...". Машину завели, карабины похватали - едем, палим. Как они по склону вверх припустили... Наутро оказалось, что туристы".

Осталось только порадоваться, что пришли мы не с перевала и устроились до темноты. Впрочем, мужики - кстати, как выяснилось, городские, приезжающие сюда лишь на лето - оказались дружелюбны и разговорчивы, и не только показали дорогу вверх, на перевал, куда нам надо было попасть, но и рассказали много интересного: и о линии фронта, проходившей в этих местах, и о святилище неподалеку, куда еще в советское время приводили быков в жертву Уастырджи, и о еще одной святой горе над Дагомом, куда относили больных детей - и те, говорят, выздоравливали. Вот она, поросшая лесом:



Рядом с Дагомом - остатки села меньшего размера, совершенно пустого - хотя в него зачем-то проведена свежая линия электропередач. Село называется Донисар. На скальном останце в центре селения стоит неплохо сохранившаяся боевая башня-мэсыг. Рядом - остатки жилой башни. Ближе к дороге - несколько традиционных склепов-дзаппадзов. Все как в горской пословице: "в этой жизни человеку нужна башня, в другой - склеп".



Склеповый комплекс, очевидно,разновременной. Иные дзаппадзы выглядят крайне скромно - и то ли вросли в землю, то ли и  задумывались как полуподземные, а вот уже рядом вполне импозантная постройка с кровлей, члененной сланцевыми ребрами - что-то подобное можно встретить и у осетин, и у вайнахов, и у хевсуров. Склеп обвалился, внутри обломки стен и кровли вперемешку с человеческими костями.



В других склепах картина ожидает примерно следующая:



...Как видим, Кавказ Кавказом, а мусор в могилы бросают и здесь.



Гулять по древним руинам, однако, не так-то просто: они густо заросли крапивой, и, что хуже, борщевиками.



К тому же, чтобы попасть в мэсыг на скале, приходится цепляться всеми четырьмя костями, стараясь не сорваться с пятиметровой высоты в уже упомянутые борщевики...






Правильное все же выбрано место для башни: окрестности отсюда видны как на ладони. Посидели, отдохнули, представили, каково было здесь, когда в окрестных лощинах хоронятся жаждущие мести кровники - да пора было идти дальше. Уже скоро сентябрь на дворе, темнеет довольно рано - а надо еще перейти перевал и спуститься к воде...

Дорогу мы вскоре потеряли, с непривычки шлось нелегко, а рюкзаки все еще полны едой и газом - подъем дался нам с трудом.



Photobucket

Но уже практически к темноте мы встали под перевалом.





Очень вовремя - быстро темнеет, и наваливается очередная крышесносная горная ночь.



В следующих сериях - село-памятник Цимити и окрестности, святая гора Тбаухох, "город мертвых" в Даргавсе и Кармадонское ущелье.

Прошлые серии:
Осетия: пост вводно-исторический
Tags: Кавказ, Осетия и Грузия - 2012, Северная Осетия, архитектура, горы, осетины, путешествия, этнография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments